«Береги правый борт» - гласит старое правило, которое неотступно соблюдают поколения мореходов по всему миру. Сесть на мель или напороться на камни у берегов непредсказуемого и туманного Приморья проще простого, поэтому необходимая как воздух система маяков, предупреждающих о приближении к берегу, зародилась еще в XIX веке.


Сегодня город-порт Владивосток начинается сразу после безопасных морских «ворот» - правым бортом корабли проходят мимо зеленого луча маяка Басаргина, а левым - мимо острова Скрыплева, который светит красным - о нем и будет этот репортаж.

Маяк Скрыплева на одноименном острове – недоступное для туристов, но открытое всем ветрам место, на входе в пролив Босфор Восточный города Владивостока. Мне повезло провести целые сутки на маяке и сделать репортаж об этом островке, оторванном от шумного мира, но так необходимом мореплавателям.



Остров назван именем К. Г. Скрыплёва — командира корвета «Новик», проводившего гидрографические исследования в заливе Петра Великого в 1862 году. Протяжённость острова с северо-запада на юго-восток составляет 0,2 км. Наибольшая ширина 0,12 км. Общая площадь около 0,02 км². Максимальная высота над уровнем моря 45,6 м

Дальность действия маяка Скрыплёва - 20 миль
Свет - красный
Международный номер маяка - F7470
Год постройки – 1876
Расстояние от Владивостока – 10 км




По пути на маяк Скрыплева заходим проведать материкрового соседа - маяк Басаргина.



На этом маяке я бывал аж четыре раза. Впервые на полуострове мне повезло побывать в январе 2013 года. В этот день была очень хорошая солнечная погода и много красоты. Второй раз летом 2016 года готовили материал для спецпроекта ТАСС DV Land. Материал вышел очень крутой! Самое главное в нем, что он не только про маяк, а про его смотрителя Алексея Степкова. Маячник рассказывал свою историю. В январе 2017 побывали вместе с известным приморским художником Сергеем Черкасовым. Пока маэстро писал свои шедевры мы с hajoff отсняли полуостров и маяк с квадрокоптеров. В июне 2017 журналисты, фотографы и блогеры из Владивостока совместно с гидрографической службой ТОФ организовали экологическую акцию по сбору приносимого морем мусора на побережье мыса Басаргина. Всего было собрано и вывезено 62 мешка с мусором.



Морские ворота Владивостока в одном кадре. Вместе со своим старшим собратом стоящим напротив - маяком Скрыплева - они ежедневно встречают и провожают корабли.



Остров Скрыплёва, который носит имя военного моряка-гидрографа Константина Скрыплёва, находится в 20 минутах пути по воде от Владивостока. Но добраться до него – почти подвиг. Сам маяк появился в 1876 году, немногим после высадки экипажа корабля «Маньчжур» в Амурском заливе.



Уникальное явление – маяк-остров, который находится в получасе езды от города на катере, но являет собой как будто отдельное государство, до которого не добрались и вряд ли доберутся пробки, выборы, точечная застройка…

Вид на полуостров Басаргина с острова Скрыплева


Во время Великой Отечественной войны здесь находилась противокатерная батарея, где под управлением прапорщика совсем молодые девушки следили за шестью боевыми орудиями. Это факт, развеивающий городскую легенду о приморском «Алькатрасе».



В наши дни маяк почти не изменился. Он сохранившл медную крышу башни и клепаную винтовую лестницу с перилами из мореного дуба и все так же приветствует суда, входящие в пролив Босфор Восточный во Владивостоке. Невысокое здание, которому отдан целый остров, уже почти три десятка лет хранит семья Вакуленко.


Вид на полуостров Басаргина с острова Скрыплева


Все как обычно - катер не может причалить из-за высокой волны. Мы прыгаем в резиновую лодку и работаем веслами. Тем временем с горки кто-то спускается. На протяжении 27 лет этот человек идёт вниз, чтобы встречать гостей. Хозяина маяка зовут Юрий Вакуленко. Морщинистое лицо, философский взгляд и привычка цитировать известных артистов делает его интересной личностью. И правда: когда мы подходим к Вакуленко, он чуть ли не кланяется нам в ноги – так рад видеть людей.



Смотритель Юрий Вакуленко называет остров Скрыплева святым. Говорит, хороший батюшка его освящал в «те времена» – второй половине XIX века, – когда «...в заливе Петр Великий с 20-го числа сего ноября начато освещение Скрыплевского маяка, недавно отстроенного на острове того же имени при восточном входе в пролив Босфор Восточный.

В 1989 году меня привез сюда мой друг, Владимир Самойлов. Его идеями и силами сделано все, что здесь есть сегодня. Долгие годы маяк работал на угле, но мы пошли другим путем и перевели остров на дизельное топливо, которое по сей день поставляют с материка. К сожалению, по состоянию здоровья Владимир в 2003 году ушел, а я остался здесь поддерживать маяк. Кто, если не я? - рассказывает смотритель маяка.

Историю Юрия Вакуленко можно почитать тут



Берега острова обрывистые, и даже при относительно несильном ветре причалить достаточно сложно. Дно каменистое, с подводными выступами. Да и вид у него как в фильме «Остров Проклятых».











Поглядим на остров и маяк в высоты птичьего полета.



Маяк строился по китайскому подобию: фундамент его представлял собой гору камня, залитого известью. Деревянные детали каменной башни сгнили за 10 лет, и объекту потребовалась реконструкция.



Новую башню возвели в 1889 году, работы по модернизации маяка велись вплоть до революции и начала гражданской войны. С 1917 года навигационный объект функционировал нерегулярно – людей было мало, работать с флажным сводом сигналов почти никто не умел. Кроме того, являлись на островок и незваные гости в виде чехословаков и японцев.


После установления во Владивостоке советской власти все здания маяка были отремонтированы, навигационное оборудование пополнилось новой системой туманной сигнализации, радиомаяком и световым прожектором. На балконе башни смонтировали резервный осветительный аппарат.


Во время Великой Отечественной войныздесь была построена казарма, которую городские легенды со временем превратили не то в женскую тюрьму, не то в женский монастырь. Но вообще-то здесь располагался зенитный батальон, где под управлением прапорщика совсем молодые девушки следили за шестью боевыми орудиями.

«Устал я говорить уже, – вздыхает смотритель маяка Юрий Вакуленко. – Здесь просто служили женщины во время войны. Несли караульную службу, по-моему, до полста третьего года. Шесть орудий, два дзота. Конечно, глядя вокруг себя, они могли воспринимать жизнь на острове кто как тюрьму, кто как монастырь. Но не было здесь такого».
Казарма просуществовала не слишком долго – ее построили из «береговых» материалов без учета разрушительной силы соленого ветра и долетающих даже до сопки водных брызг.


После окончания Великой отечественной войны маяк Скрыплева снова реконструировали. Он стал таким, каким видно его в ясную погоду из города: приземистое белое здание с маячной башней. О военном прошлом напоминают орудийные дворики батареи №–101, живописные развалины казармы да пара погребов.



Круизный лайнер Costa NeoRomantica покидает Владивосток.













Среди отвесных скал стоит маяк с пристроенным к нему домом – царская постройка: метровой толщины стены, высокие арочные потолки. Во дворе – две собаки, которые по размерам могут соперничать с небольшим медведем, но совершенно не умеют кусаться. По всему склону разбросано несколько огородов, на которых растет зелень, ягода, овощи.- Немного позже все у нас созревает, - говорит Раиса Самойлова, - но растет не хуже чем где-либо в Приморье.
Кажется, что жизнь на маяке размеренна и спокойна, но вся семья несет ответственную вахту – каждые три часа необходимо проверять состояние маяка. Включают и выключают его строго по расписанию, составленному на год. Кроме того, внимания требует дизельный двигатель – механическое сердце острова. Работы всем хватает.
- Скрыплев – настоящий семейный маяк, - делится Юрий Вакуленко, - как в 1989 году Самойлов привез сюда нас, заразил энергией острова, возможностью жить на своем участке земли и управлять им, так мы тут и живем – счастливо и гармонично.
Как настоящий «губернатор» острова, Юрий любит Скрыплева всей душой, даже нашел для себя здесь особое «мудрое место», где обдумал все проблемы и решил важные вопросы. «Наш туманный альбион» - так семья Вакуленко и Самойловых окрестила остров Скрыплева, который, и правда, очень часто покрыт таким густым туманом, что не видно моря.



Бакланы и чайки облюбовали скалы острова, а в ноябре - декабре смотритель наблюдает у берега кашалота.



Поснимал птиц:






Путешественники с "большой земли"


Маячник Юрий Вакуленко знает на острове каждый камень. Однажды он уходил с острова, но лишь затем, чтобы через 10 лет снова вернуться.
«В молодости я служил в радиотехнической школе на Русском, у меня слух музыкальный. Потом была служба в ТОФ на большом противолодочном корабле "Строгом", потом другие корабли, даже авианосец. В первый раз прибыл на остров Скрыплева в 1989 году. Служил до 1992, потом сын начал подрастать, надо было организовывать жизнь. Бизнесом занимался. Потом попросили вернуться на острова, и я вернулся. Это был 2003 год. Долю свою из предприятия забрал, возвращался легко и не жалею. Море – мой друг, ветер – брат, волнушки – сестренки. Такой мой девиз, его все знают», – говорит смотритель.
Вместе с Юрием на маленький островок приехала и его жена. Любовь Владимировна весело пожимает плечами на вопрос о жизни на материке. Мне, говорит, и тут хорошо. Юрий Николаевич ласково зовет жену «декабристкой», та смеется. У жены смотрителя дел хватает: в доме прибрать, за детьми следить, траву вокруг маяка и строений покосить.
«Давно здесь живем. Умудрялись и увольняться, и опять устраиваться. Летом здесь прекрасно. А зимой и телевизор, и интернет. Иногда выезжаем в город, у нас там есть квартира. Внуки живут летом все каникулы. Жарим шашлыки, семья приезжает, – описывает свой быт Любовь Вакуленко. – Раньше, конечно, без связи было похуже. Теперь общения хватает».



Маяк обслуживается из аппаратной. Здесь огромное количество тумблеров, кнопок, резервных аппаратов – все собрано руками. Часть оборудования Юрий Николаевич собирал сам. Но со смехом замечает: все секретное, и пока не рассекретили – не расскажет. Если лампа сгорела или маяк перестал вращаться, в аппаратной звенит сигнализация. Есть и радиомаяк, и световой, и резервный. Среди железных ящиков висят благодарственные письма и грамоты Юрию Вакуленко и его семье.


Прожектор маяка венчает 12-метровую башню. Подъем к огням, конечно, по винтовой лестнице. Юрий Вакуленко с гордостью показывает крепкий клепаный металл, переживший все реконструкции с 1876 года. Перила из мореного дуба смотритель собирается очистить от краски и покрыть лаком. Выход на башенный балкон через люк, а сверху открывается вид не только на пролив Босфор-Восточный и часть Владивостока, но даже, если погода позволяет, и на остров Аскольд, гору Пидан и мыс Сысоева. Венчает башню медный колпак.

«Товарищ мой отдраил эту медь, того же года рождения, что и сам маяк. Она теперь горит на восходе, горит на закате. А была зеленая, нужно было эту зелень ободрать. Вблизи смотрится, вроде, не очень красиво, а со стороны – как будто сама башня горит», – гордо показывает Юрий.



Закат на маяке


Прожектор маяка – сложная конструкция с несколькими патронами под обычную «домашнюю» лампочку, специальную «маячную» и резервный патрон. Вокруг установлен красный светофильтр – в 1937 году, когда построили «напарника» Скрыплева, маяк Басаргина, островной объект стал «правым бортом». А Басаргин, соответственно, зеленым «левым». На балконе маяка еще и резервный прожектор установлен, чтобы предусмотреть любую неожиданность.



Чуть ниже маяка стоит баня, мастерская и сарай. Электричества на острове нет, все питается от дизель-генераторов. Снабжение топливом, пресной водой и пайком от ТОФ, но не больше. Газонокосилку дали – бензин за свой счет. Ремонт в 2009 году делали – Вакуленко стоял насмерть, но отказался от обшивки стен башни сайдингом и ржавого профнастила на крыше.







Раньше пирс на острове был в виде притопленной баржи, но и она уже под действием агрессивной морской среды почти разрушена. Чтобы пристать к острову, надо знать его берега. Незваных гостей здесь встречают неласково – и сам остров, и его хранитель.



Мечтает Юрий Николаевич о том, чтобы протянули с материка под водой кабель и провели, наконец, на остров элетричество. Тогда жить на крохотном Скрыплеве будет гораздо проще.






На северо-восточной стороне острова, прямо у берега, на скале закреплена мемориальная табличка – заслуженный капитан Николай Викторович Трусов. Вакуленко говорит – не смог отказать его сыновьям.
«Два парня, лет за 30, пришли на остров, привезли генератор. Я спустился – ребята, говорю, в чем вопрос? Они говорят: папа, заслуженный капитан, очень попросил здесь увековечиться. Кладбище здесь, конечно, делать нельзя, но отказать морским людям я просто не могу. Я сам с 12 лет в море. Пока я здесь, моего разрешения достаточно. Остров сам решает, он мудрый».







Есть у Вакуленко даже машина – старенький пикап, на котором Юрий ездит от маяка до бани, метров 20 целых. Любовь Викторовна называет это «барскими замашками». Но вообще-то машина на крохотном островке нужна для того, чтобы от берега к маяку возить дрова, паек, продукты.



Посмотрим на маяк ночью:








20 ноября старейший маяк Приморского края будет отмечать свой День рождения - 141 год назад впервые загорелся огонь маяка на острове Скрыплева.





Остров Скрыплева необычен, как и его хранитель. В сильный шторм береговую линию смывает, а маяк стоит уже второе столетие, не шелохнувшись. В самый густой туман и ясной ночью моряков на подходе к Владивостоку встречает красный огонь с правого борта – надежный и несгибаемый, как старый друг.



Репортажи по теме:
История света: маяк Скрыплева



Из всех технических сооружений маяки, возможно, самые романтичные: одинокая башня на скале, шум волн, крики чаек и луч света, прорезающий темноту. Одни из самых красивых маяков России и Дальнего Востока расположены в Приморском крае. Каждый неповторим, причём речь не только и не столько о технических, архитектурных или географических особенностях – образы маяков создают люди, которые на них работают. В чём-то они все похожи: современные затворники, променявшие стремительный ритм современной жизни на размеренное, почти медитативное существование в одиночестве. Казалось бы, задача маяков – служить путеводной нитью для морских судов – в век спутниковых технологий стала почти символической. Но смотрителей, или, как они сами себя называют, маячников, это не смущает. Скорее, напротив.
***
Чтобы понять, что за люди десятками лет работают на маяках мы отправились на побережье Приморского края и записали их истории.


--
Справка:

Гидрография Тихоокеанского флота имеет славную историю, которая берет свое начало с развития и освоения Дальнего Востока. 1 июля 1850 года был построен первый маяк на Дальнем Востоке России – Петропавловский. В период героической обороны Петропавловского порта в 1854 году личный состав маяка принимал активное участие в борьбе с англо­-французской эскадрой.

На Тихоокеанском побережье действует большое количество маяков, которые построены более 100 лет назад. К ним относятся маяки: Скрыплева, Жонкиер, Красный партизан, Крильон, Назимова, Поворотный, Орлова, Милютина, Токаревского, Гамова, Аскольда, Брюса.

В 1955 году впервые для энергопитания был использован ветроэлектрический агрегат. Маяк Кроличий стал первенцем не только на Дальнем Востоке, но и на морях Советского Союза, питающимся от бесплатной энергии ветра.

С 1974 года на ТОФ в качестве источников питания объектов навигационного оборудования началось внедрение радиоизотопных энергетических установок, которые монтировались на отдаленных и труднодоступных знаках и маяках. Однако в период с 2004 по 2009 года на всех средствах навигационного оборудования они были демонтированы и заменены на солнечные батареи.

Сегодня в составе Гидрографической службы ТОФ, обеспечивающей безопасность плавания в Дальневосточном регионе, более двух сотен маяков и радиомаяков всех типов, семьсот навигационных огней и широкая сеть плавучих предостерегательных знаков. На обслуживаемых маяках проживают и трудятся более 300 человек. Для многих из них служба на маяках переросла в династии.

География установки средств навигационного оборудования в зоне базирования Тихоокеанского флота большая – это и побережье залива Петра Великого, Татарский пролив и Амурский лиман, остров Сахалин и северное побережье Охотского моря, полуостров Камчатка и острова Большой и Малой Курильской гряды. Для их бесперебойной работы в море по мере необходимости выходят гидрографические суда со специалистами на борту для проверки работоспособности маяков, установления новых источников питания и для проведения необходимого ремонта.


Текст частично: VL.ru


--
Спасибо за внимание!
--
-Использование фотоматериала разрешается только при моем личном согласии.
-Если вы используете фотографии в некоммерческих целях не забывайте ставить активную ссылку на мой журнал.
-Все снимки, размещенные в этом журнале, моего авторства, если не написано обратное.
-Текстовое описание объектов использовано из открытых источников
smitsmitty



Подробнее...