01

В 1879 году население Владимира-на-Клязьме взбудоражено было слухами о катастрофе. В разных местах города, у разных людей стали появляться письма о громадном пожаре от поджога, который случится вскорости. Город заволновался; с быстротою молнии стоустная молва повторяла самые невероятные слухи: говорили, что в известный день и час зарево пожара озарит город сразу с 16 концов.

Среди улиц, назначенных к поджогу, особенно часто называли Мещанскую и Солдатские слободы. Указывали лиц, к которым подкинуты анонимные письма с предостережениями. Затем объявлено было, вполне официально, что никаких писем никто и не думал получать.

Тем не менее, молва передавала содержание этих писем. Так, говорили, будто бы, одно письмо содержит в себе следующие слова: «Днём жарко, ночью детей жалко; ждите рано утром или поздно вечером».


02

Не обошлось и без курьёзов. Пожарная команда несколько раз поднималась на ноги и подлетала стремглав к домам, которые и не думали загораться. Страх усилился, когда действительно произошёл пожар за Лыбедью. Хотя он, как выяснено было после, имел причиною вовсе не поджог, а неосторожность, однако, тревожное чувство, овладевшее городом, увеличилось.

03

На этом пожаре хорошо действовали солдаты, прибежавшие из лагерей, отстоящих с версту от места пожара, и другие посторонние лица; пожарная же команда прибыла довольно поздно.

04

Через месяц слухи о пожаре затихли и, по уверению газетчиков, «тягостное чувство паники проходит».

05

Впрочем, на этом история не заканчивается. Уже известный нам кружок любителей городской истории попытался доискаться до причин появления слухов и, что особенно важно, узнать о тех людях, что избавили город от напасти. В ходе изысканий было предложено несколько версий.

06

Один из участников кружка, человек наделённый изрядными познаниями и вхожий в высокие кабинеты, сообщил о проводившихся учениях по пожарному ведомству, имевших целью выяснить готовность его к неожиданным катастрофам; а слухи-де, распускались намеренно, для проверки. Учения эти показали недостаточную выучку и Губернатор подготовил прошение об организации действенной подготовки пожарных чинов. Однако брандмейстер, через свояченицу свою, имевшую переписку с фрейлиной двора Е.И.В. Государя-Императора, написал кляузу на действия губернаторских служб; последовало высочайшее указание, Губернатор провёл расследование и чиновника, назначенного виновным в отвлечении пожарных частей от несения службы, уволили с весьма пакостной характеристикой.

07

Другая версия событий исходила из того, что угроза пожара действительно существовала и была вовремя устранена. Следственные действия по разысканию преступников, тайные действия, надо заметить, возглавил действительный статский советник, начальник сыскной полиции Санкт-Петербурга Иван Дмитриевич Путилин. Помимо основной службы, он привлекался к неофициальным расследованиям в связи с войной и последствиями её.

Специальная группа столичных сыщиков и филёров накрыла шайку разбойников, действовавших в интересах сент-джемского кабинета лорда Биконсфильда и пытавшихся сеять панику в российской провинции. Само собой, об этом нельзя было говорить вслух, поскольку могли пострадать государственные интересы.

08

Кружок любителей городской истории записал эти, а также другие, менее правдоподобные версии в толстую тетрадь и положил её в несгораемую кассу. До будущих времён, когда можно будет сорвать покров тайны с описанных здесь событий



Подробнее...